Люди

«Это безумие». Сибирячка после смерти родителей должна 4 миллиона рублей

Вера Сёмка в 26 лет оказалась должна коллекторам 4 миллиона. Это долги родителей, которые после 18-летия перешли ей. История этого запутанного дела тянется с 90-х. Уже нет и родителей, и тех, кому нужно отдавать деньги, а Вера всё равно — должница.

«Это безумие». Сибирячка после смерти родителей должна 4 миллиона рублей

«Эта история для меня до сих пор — тайна покрытая мраком. Зачем родители продали нашу квартиру? Почему почти спустя 10 лет сделку по её продаже признали недействительной, и как я в результате оказалась должна почти 4 миллиона рублей — мне не понято до сих пор», — говорит жительница Новосибирска Вера Сёмка.

Сделка с квартирой

В 1994 году, когда Вере было 2 года, родители зачем-то решили продать свою трёхкомнатную квартиру. Папа Веры был научным сотрудником Института истории Новосибирска, мама — лаборантом. Доверенность на право заключить сделку по какой-то причине оформили на Анну Гордиенко — супругу заместителя директора по научной работе Института философии и права, теперь уже вдову главы Советского района Новосибирска. 

Но, чтобы продать квартиру, собственником которой является в том числе несовершеннолетний, требовалось разрешение всё той же администрации района. 

«Это безумие». Сибирячка после смерти родителей должна 4 миллиона рублей

Вера с родителями. Фото: Вера Сёмка

«По договору квартира была продана за 2 500 000 неденоминированных рублей, — рассказывает Вера. — На мой счёт было зачислено 1 882 000. Но как говорится в одном из решений многочисленных судов „вступившими в законную силу судебными постановлениями установлено, что фактически квартира была продана по действующей на момент совершения сделки рыночной стоимости 300 000 000 рублей“. Поэтому мне совершенно непонятно как вообще в администрации могли дать согласие на продажу квартиры в 10 раз ниже её рыночной стоимости, понимая, сколько мне вообще упадёт на счёт. Даже тогда на те деньги вряд ли можно было купить какое-то жильё».

По документам квартира в итоге была продана. Но никто туда не заселился. Вера с родителями так и продолжала там жить, ничего не подозревая. Только спустя почти 10 лет для неё, несовершеннолетней девчонки, начались первые суды.

«Это безумие». Сибирячка после смерти родителей должна 4 миллиона рублей

Фото: Вера Сёмка

«Я ничего не понимала в происходящем, кроме как „злые дяди хотят отобрать нашу квартиру“. Меня водили на суд, но я в силу своего возраста даже не могла вникнуть в суть», — вспоминает Вера Сёмка.

Квартиру оставить — деньги вернуть

В итоге суд постановил — признать сделку ничтожной, квартиру оставить за Верой и её родителями, а последним — выплатить деньги покупателям.

«Это безумие». Сибирячка после смерти родителей должна 4 миллиона рублей

Суд обязал родителей Веры вернуть деньги покупателям. Фото: Вера Сёмка

«По какой причине сделка была признана недействительной мне до сих пор неизвестно, — признаётся Вера. — Документы об этом есть, но так как разбирательства у нас продолжаются по сей день — дело постоянно передаётся из суда в суд, и я просто не могу его перехватить, чтобы с ним ознакомиться». 

Но возвращать деньги Верины родители почему-то не стали. Небольшую толику заплатил отец, мать же не внесла по решению суда ни копейки. В 2014 году родителей Веры не стало. Они умерли с разницей несколько дней от тяжелых болезней. И тогда девушке пришла первая повестка в суд.

Не занимала, но должна

«В суде мне сказали, что теперь я должна выплатить эти деньги за квартиру бывшим, якобы, покупателям. В общей сумме мне присудили порядка 4 миллионов рублей, так как я наследница, — говорит Вера. — Но как я могла стать наследницей по обязанностям обоих родителей? Ведь отец выходит мне ничего не оставил, кроме долгов. Квартира была до продажи приватизирована только на нас с мамой».

Самое занимательное, что и тот человек, кому должны были по суду родители Веры, тоже уже умер. Право истребовать долги от его имени перешло к его супруге. А она в свою очередь переуступила долги коллекторскому агентству.

«Это безумие». Сибирячка после смерти родителей должна 4 миллиона рублей

Фото: Вера Сёмка

«По долгам я могу ответить только лишь в размере принятого наследственного имущества, — говорит Вера. Она уже разбирается в юридической терминологии не хуже любого адвоката. — В апреле этого года суд установил предел моей ответственности в размере 1 877 000 рублей. Но где-то через пару недель на меня поступает исполнительное производство отца и по нему арестовывают счёт, на который я получаю зарплату. В итоге коллекторы начинают требовать с меня и его долг. В общей сумме почти 4 миллиона. Я считаю, что сверх суммы наследства с меня, как мой личный долг, могут требовать только ту сумму, которая в 94 году была зачислена мне на счёт и в 18 лет снята. Это после деноминации порядка 84 000 рублей, которые я охотно могу вернуть. Но отвечать за долг, который фактически был создан моими родителями в виде бешеных миллионов — безумие».

Мнение адвокатов

Александр Амелин, генеральный директор юридического бюро: "Вера Сёмка вступила в права наследства после смерти мамы, и тем самым получила не только её долю в квартире, но и требования со стороны кредиторов. После смерти своего отца она не вступила в наследственные права, таким образом, его долги к ней не перешли и истребовать их невозможно. Но следует отметить отличие данных категорий дел от других. Их сложность состоит в правильности применения норм гражданского законодательства. А именно в переплетении прав несовершеннолетних детей и опекунства над ними, права правопреемников, наследства и имущественных отношений. 

Проводя анализ данного дела, я обратил внимание, что квартира была приватизирована на маму и дочку в равных долях, что составило по ½ части для каждой из сторон приватизации. При этом действующее законодательство РФ предусматривает продажу или отчуждение доли несовершеннолетнего ребёнка его опекуном, то есть, одним из его родителей. Конкретно в данном случае, таким из родителей стал отец Веры. 

После смерти мамы, Вера вступила в права наследства, тем самым в силу правила, закреплённого в гражданском процессуальном кодексе РФ, она должна была выступать правопреемником не только в материальном, но и в процессуальном правоотношении. Говоря простым языком, Вера унаследовала не только ½ доли своей мамы, но и обязательства мамы перед кредиторами и третьими лицами. Именно поэтому Новосибирский суд в своем решении ссылается на статьи действующего гражданско-процессуального кодекса. 

«Это безумие». Сибирячка после смерти родителей должна 4 миллиона рублей

Судебный брак. Женщина оспаривает арест квартиры из-за долга мнимого мужа

Что же касается второй части долга, с которым и не согласна Вера, тут дело всё в том, что пока должница не достигла своего совершеннолетия (возраста 18 лет), её опекуном считались родители, конкретно — отец. Так как сделка по продаже квартиры состоялась в момент, когда Вера была несовершеннолетней, и ей принадлежала ½ доля квартиры, то именно в этот период и образовалась вторая часть задолженности. Уже по достижению совершеннолетнего возраста, Вера являлась самостоятельным должником и обязана самостоятельно исполнить требования исполнительного производства. Два разных судебных решения и материалы в них, говорят о том, что требования со стороны истцов абсолютно правомерны«. 

В свою очередь адвокат Александр Тонконог считает, что Вере необходимо ставить перед судом вопрос в целом о законности сделки: «В этом деле надо разбираться. Вера в момент сделки не могла свои права защитить. Могло быть и так, что опекун (мать) действовала не в её интересах или заблуждалась, и причём тут ребёнок? Поэтому я считаю, что нужно разобраться, почему она как несовершеннолетняя получила такую маленькую сумму денег. И если эта сделка была мнимой, то вполне вероятно, что и деньги фактически не были отданы. Тогда и долгов никаких не может быть».

Опубликовано: 23.09.2018



Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

↓
Кнопка закрыть