Люди

Нежилец оживает. Продолжение истории о «заложнике» больницы Новороссийска

Весной АиФ.ru рассказал историю о том, как новороссиец впал в кому после лёгкого ожога и, по сути, стал заложником больницы. Врачи говорили, что он нежилец, но его жена доказала обратное и теперь обвиняет медиков в попытке скрыть ошибку любой ценой.

Нежилец оживает. Продолжение истории о «заложнике» больницы Новороссийска

История о новороссийце, впавшем в кому после лёгкого ожога, получила продолжение. Его перевезли в Москву, мужчина быстро пошёл на поправку. Его жена считает это доказательством того, что дома Евгения хотели «залечить» ради сокрытия врачебной ошибки.

«Они тянули время»

Эта драматичная история началась за неделю до наступления 2018 года, который стал для новороссийца Евгения Гончарова настоящим кошмаром. 23 декабря 28-летний отец двоих детей обжёг руку в своей мастерской по ремонту сотовых телефонов. Он не придал этому значения, но потом случайно содрал вздувшуюся кожу, и ожог стал побаливать. В первой городской больнице Новороссийска сказали, что в рану попала инфекция и прочистили её. А через сутки после хирургического вмешательства мужчина впал в кому. Для его жены Оксаны Тимофеевой это стало шоком, ведь ничего не предвещало такого исхода. Тем более Евгений никогда не жаловался на здоровье.

Медики объяснили кому заражением крови из-за попавшей в рану инфекции. Они не допускали мысли, что сами в чём-то виноваты. Но у Оксаны быстро появилось ощущение, что врачи сделали ошибку и любым путём хотят её скрыть. Первые подозрения в этом возникли из-за вопросов, которые как бы намекали на вину Евгения в случившемся. В больнице без видимых поводов вдруг стали спрашивать, не наркоман ли он, не алкоголик ли. Якобы к коме могло привести ослабление организма вредными привычками. В ответ Оксана попыталась объяснить, что у мужа не могло быть таких проблем. У них свой бизнес, кредиты, маленькие дети и зависимый глава семьи всё это бы просто не потянул. Но дальнейшие события показали, что на мнимую наркоманию Евгения сделана серьёзная ставка и эту карту будут разыгрывать до конца.

Нежилец оживает. Продолжение истории о «заложнике» больницы Новороссийска

После хирургического вмешательства в больнице Новороссийска рана Евгения сильно кровоточила. Фото: Из личного архива/ Оксана Тимофеева

Комой дело не ограничилось. По словам Оксаны, в последующий месяц Евгений пережил воспаление лёгких, два ишемических инсульта, отёк мозга, появились проблемы с желудком. Из-за всего этого Оксана решила перевести мужа в Краснодар, считая, что там о нём позаботятся лучше. Но буквально на каждом шагу в этом направлении она сталкивалась с препятствиями. В больнице говорили, что муж не транспортабелен, что его перевод в другое место ничего не изменит, под разными предлогами медлили с выдачей медицинских документов. С Оксаны требовали бумагу о том, что она является законным представителем Евгения, хотя они десять лет официально женаты. Эти действия вызвали у Оксаны подозрение.

«В больнице совершили ошибку и не хотели никуда передавать мужа, чтобы правда не открылась, — считает Оксана Тимофеева. — Они просто тянули время, чтобы он ушёл из жизни».

Она стала жаловаться на врачей в правоохранительные органы и в итоге добилась своего. 30 марта Следственный комитет возбудил уголовное дело «по факту причинения Гончарову Е.Д. тяжкого вреда здоровью по неосторожности, совершённого вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей». В тот момент это очень подбодрило Оксану, но кардинально ситуацию не изменило. Весной, когда АиФ.ru первые рассказал об этой истории, борьба Тимофеевой за жизнь мужа фактически только начиналась.

Нежилец оживает. Продолжение истории о «заложнике» больницы Новороссийска

Евгений Гончаров вскоре после начала комы. Фото: Из личного архива/ Оксана Тимофеева

Палки в колёса

После случившегося с мужем Оксана стала ездить в больницу почти каждый день. Она уверена, что без неё Евгений просто не выжил бы — из-за плохого ухода. Например, по словам Оксаны, были большие проблемы с обработкой пролежней. Из-за них её супруг буквально «гнил заживо» и даже чуть не умер от болевого шока. Однажды он вдруг начал быстро синеть, задыхаться и достиг состояния клинической смерти. К счастью, в тот момент Оксана была рядом. Она подняла шум на всю больницу и в итоге Женю откачали, хотя для этого врачам пришлось сильно постараться.

«По вечерам только я обрабатывала пролежни мужу, — рассказывает Оксана Тимофеева. — Я лично выгоняла ему гной из-под кожи, вырезала почерневшее мясо, брызгала раны лидокаином и перекисью водорода. Мне самой было плохо от этой картины. В итоге я практически всё залечила, но однажды прихожу и вижу, что в моё отсутствие ему сожгли пролежень при обработке. Это выглядело так, как будто кусок мяса кинули на огонь. На мою претензию по этому поводу заведующая неврологией Уткина ответила, что не знает, каким был пролежень накануне. То есть она не интересовалась состоянием пациента в своём отделении. В результате ожога у Жени поднялась температура, случился болевой шок. По моему мнению, это сделали намеренно, чтобы мы просто не вывезли мужа из больницы. Там знали, что на следующий день мы его забираем». 

По словам Тимофеевой, ей всеми возможными способами мешали спасать супруга. Окончательно потеряв веру в помощь казённых больниц, она нашла подходящее коммерческое медучреждение в Москве и без задней мысли сказала в больнице его название. А вскоре после этого туда вдруг стали названивать из Новороссийска. Столичных медиков убеждали, что Евгений безнадёжен и не стоит брать его к себе. Записи того же содержания стали появляться и под публикациями об этой истории в интернете.

«В СМИ и на Ютюбе стали комментировать, что мой муж «овощ» и «наркоман со стажем», — продолжает Оксана. — Я недоумевала, кто же может называть его наркоманом с такой уверенностью? Я тихонько спросила об этом в больнице у простых медработников, и мне дали ответ. Оказалось, что гадости писала жена реаниматолога, который лечил моего мужа. Она хотела, чтобы московская больница передумала брать Женю к себе».

В итоге Оксана отказалась от услуг того медучреждения из-за высокой цены на услуги. Ей помогли найти в столице более доступный вариант, но всё равно требовалась круглая сумма: два миллиона рублей за три месяца лечения. Таких денег у Тимофеевой не было, и она ходила по крупным предприятиям Новороссийска с просьбами о помощи. В одном из них согласились дать денег, но сначала захотели проверить слова Оксаны о болезни мужа. Поскольку посторонних к нему категорически не пускали, пришлось пойти на хитрость. Сотрудница предприятия назвалась родственницей Евгения и так смогла проникнуть в его палату. По словам Оксаны, состояние её мужа ужаснуло женщину, и именно поэтому на его лечение выделили крупную сумму. Предприятие перечислило 1,2 миллиона рублей напрямую в лечебное учреждение. В этот раз Оксана никому в больнице не сказала его название, хотя её настойчиво об этом спрашивали.

Нежилец оживает. Продолжение истории о «заложнике» больницы Новороссийска

Евгений Гончаров смотрит на семейные фотографии над кроватью в Москве. Фото: Из личного архива/ Оксана Тимофеева

«Он был на грани»

Евгения Гончарова начали транспортировать в Москву 27 сентября. На эти цели Оксана заранее собрала через пожертвования отдельную сумму — около 400 тысяч рублей. Большая часть денег пошла на оплату услуг реанимобилей, сопровождавшей Евгения в поезде бригады врачей, покупку билетов и специальных препаратов. Но едва ли не самым сложным было просто забрать мужчину из больницы Новороссийска со всеми положенными документами. За это Оксане пришлось «расплачиваться» своими нервами, хотя в итоге она так и не получила всего положенного.

«Мы забирали Женю с криками и скандалами, — вспоминает супруга мужчины. — За несколько дней до этого я написала несколько заявлений, в которых попросила предоставить мне историю болезни мужа и выписной эпикриз с указанием использовавшихся в лечении препаратов. Но историю болезни я так и не получила. За неё в больнице требуют документ о том, что я являюсь законным представителем своего мужа. Выписной эпикриз мне тоже предоставлять не хотели. Заведующая неврологией Уткина сначала сказала, что отдаст бумагу только пациенту в руки. Хотя она видела, в каком он состоянии. После жалобы главврачу эпикриз всё-таки выдали, но в нём нет ни слова о лекарствах. Уткина объяснила это тем, что муж долго лежал в больнице, и поэтому слишком много нужно писать. Это уже полный маразм».

Евгения довезли в Москву без происшествий, и, как выяснилось, сделали это очень вовремя. Медики ахнули, увидев состояние новороссийского пациента.

Нежилец оживает. Продолжение истории о «заложнике» больницы Новороссийска

После начала лечения в Москве состояние Евгения Гончарова стало быстро улучшаться. Фото: Из личного архива/ Оксана Тимофеева

«Они были в шоке после лечения мужа в Новороссийске, — говорит Оксана Тимофеева. — Когда мы его доставили, он был на грани. Ещё пару недель, и Жени не стало бы, потому что у него были полные лёгкие гноя. Также столичные врачи отметили колоссальнейшее истощение организма. Его изморили голодом, там были кожа да кости. Наверное, он держался только за счёт специального питания, которое я покупала и приносила. Также медиков поразили трубки, которые Жене поставили в Новороссийске. Одна из них исцарапала его изнутри, потому что была пластмассовая, а не силиконовая».

К огромной радости Оксаны, дальнейшие события полностью опровергли прогнозы новороссийских врачей. Там говорили, что этот пациент «нежилец», что он парализован. Но в Москве его состояние стало улучшаться так быстро, что удивляется даже жена. Всего за три недели он поправился на несколько килограммов, уже сидит, самостоятельно глотает воду и пытается говорить. Также показательно, что Евгений перестал вздрагивать от каждого шороха, как раньше. Но всё же до полного выздоровления пока далеко. Сейчас Евгений находится в состоянии так называемого малого сознания и для дальнейшего пробуждения его мозга нужно время. Врачи добиваются этого с помощью специальных лекарств и процедур. Не последнюю роль играет и питание: в Москве Евгения кормят восемь раз в день.

Нежилец оживает. Продолжение истории о «заложнике» больницы Новороссийска

Фотографии из семейного архива Евгения и Оксаны. Фото: Из личного архива/ Оксана Тимофеева

Виновные должны ответить

Оксана заключила договор с московской клиникой на три месяца. Она осталась должна еще восемьсот тысяч рублей, и поэтому будет рада любой материальной помощи. Желающие её оказать могут найти необходимую для этого информацию в группах помощи Евгению Гончарову в социальной сети Вконтакте и в Одноклассниках.

А после нового года Евгений, по всей вероятности, вернётся домой. Врачи говорят, что пребывание рядом с родными должно поспособствовать его выздоровлению. Восстановление функций мозга пойдёт быстрее, даже если он просто будет слышать голоса близких людей. А уже потом, в зависимости от результатов, станет видно, что делать дальше. У Оксаны есть на примете хороший реабилитационный центр в Анапе. Он несколько скромнее московского, но зато ближе к дому и не такой дорогой.

Теперь Оксана может вздохнуть с облегчением, потому что ей больше не надо постоянно волноваться о состоянии мужа. Она уверена, что в Москве о нём позаботятся. Но забывать весь пережитый кошмар она не намерена и будет дальше добиваться того, чтобы причастные к её страданиям люди за всё ответили.

«Я не собираюсь останавливаться, — говорит Тимофеева. — Я хочу, чтобы правоохранительные органы разобрались в нашем деле и наказали всех виновных. Но не буду пока раскрывать им все свои планы, пусть это будет для них сюрпризом».

Продолжается расследование уголовного дела, возбуждённого после жалоб Оксаны. Следственный комитет передал собранные материалы в полицию, по делу проводится комплексная экспертиза.

Опубликовано: 19.10.2018



Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

↓
Кнопка закрыть