Люди

Одна в поле воин. Как вдова создала успешное фермерское хозяйство

В 2005 г. у Татьяны погиб муж, затем умер свёкор, а вскоре - отец. И ей пришлось взять на себя руководство крупным хозяйством, где все сотрудники - мужчины, Некоторых из них она спасла от пьянства.

Одна в поле воин. Как вдова создала успешное фермерское хозяйство

- Один из механизаторов пришёл ко мне 9 лет назад. В колхозе он здорово выпивал, поэтому никто из фермеров не хотел его брать, а я взяла. Мне тогда нужен был работник. Сейчас он уже машину купил, в доме сделал евроремонт, провёл себе газ, построил гараж. Женился! А был пьяница, никому не нужный. Мы с ним в самом начале по душам поговорили. Сказала: будешь работать - не обижу. И он стал стараться, когда увидел другую жизнь, к старой возвращаться не захотел. И таких примеров у нас в хозяйстве несколько.

«Здесь не до маникюров»

У Татьяны Ситниковой 8 сотрудников. Оклад у каждого 20 тыс. руб. Плюс премия с урожая - в хорошие месяцы сумма доходит до 30-40 тыс. руб. Костяк коллектива - те, кто поддержал Татьяну в трудную минуту. 

- В 2001 г. в возрасте 43 лет скоропостижно скончался мой старший брат Александр. В 2005 г. в автомобильной катаст­рофе погиб муж Андрей. Свёкор не пережил этого удара... А через год не стало моего папы. У меня на руках остались два сына-школьника - Иван и Дмитрий - и 73-летняя мама. Один Бог знает, как я это пережила. Мне одна притча очень помогла. Смысл в том, что если ты ропщешь на свой крест, то крест этот тебя и накроет, а смиришься - крест тебя сам понесёт. И я не роптала - работала.

Одна в поле воин. Как вдова создала успешное фермерское хозяйство

С мужем Андреем и детьми. 1994 г. Фото: Из личного архива

В село из Волгограда я приехала в 22 года. Замуж за Анд­рея после института вышла, и супруг увёз к себе - в село Вязовка Еланского р-на Волгоградской обл. Пережили здесь и развал колхоза, и лихие 90-е. Мой свёкор Николай Васильевич в 1992 г. первым в районе отважился выйти из колхоза и начать работать на 20 га земли. А за ним и Андрей в фермеры подался. Денег на развитие не было. Муж из четырёх списанных тракторов делал две рабочие машины. Технику ремонтировали постоянно. После его смерти эти заботы легли на мои плечи. До этого я, инженер по образованию, 7 лет проработала в местной школе искусств. Это было время, когда мужу в колхозе зарплату по несколько лет не выдавали. И я научилась плести корзины из ивовых прутьев. Их хорошо покупали. Как-то глава района удивился: «Что это в Вязовку за корзинами едут?» Увидел их собственными глазами, распорядился устроить выставку. А дальше я стала учить этому предмету детей плюс преподавать им историю искусств. 

Теперь же школьный кабинет пришлось сменить на мастерские и заниматься зап­частями, соляркой, ГСМ и семенами. Мало кто верил, что я справлюсь. Над моими механизаторами насмехались: что, вами теперь баба управляет? И сейчас в нашем Еланском р-не я единственная женщина, которая руководит фермерским хозяйством.

Перед своей первой посевной Татьяна ездила смотреть, как другие фермеры закладывают зёрна в землю. Училась на лету. Тогда в хозяйстве было 700 га, сегодня уже 1400. В ближайшее время хозяйст­во Татьяны увеличится ещё на 300 га. Земли в аренду ей отдаст знакомый фермер, который в силу возраста уходит на заслуженный отдых. А Татьяна не побоялась расширить владения, поскольку чувствует поддержку сыновей.

- Старший Дима, когда погиб Андрей, только поступил в технический университет в Волгограде. А младшему Ивану было 10 лет. После уроков он со мной по полям ездил. В нашей старенькой «Ниве» на заднем сиденье лежали одеяло, подушка, термос с чаем, учебники сына. Когда старший закончил вуз, в деревню вернулся, хотя его, талантливого технаря, приглашали на работу крупные автомобильные заводы. Он признался как-то: «Мама, если бы не ты, остался бы в городе». На Диме у нас вся техника - трактор «Кировец», три комбайна, сеялки, механический ток. Машины у нас теперь все новые! Младший Иван закончил техникум, поступил на заочное в агрономический институт и тоже остался в семейном деле. 

У старшего сына Татьяны подрастает 6-летний мальчик. Городская жена приехала за Димой в село, как когда-то сама Татьяна за мужем. Ребята познакомились в Интернете, а когда договорились о первом свидании, выяснилось, что учатся они в институтах, которые стоят друг против друга. Свадьбу сыграли после получения дипломов. Небольшой дом молодожёны построили в Вязовке в 3 метрах от родительского. Младший Иван в начале лета сделал предложение своей девушке. Всё было романтично: с преклонённым коленом, кольцом и фейерверком. Свадьбу назначили на август. Поженятся и тоже останутся в селе.

Сама Татьяна об устройст­ве личной жизни после гибели мужа не думала. Все силы ушли, чтобы поднять детей и хозяйст­во. Показывает руки: мозолистые. «Сами понимаете, не до маникюров». Смеётся: «Зато знаете, какие у меня мускулы? Попробуйте!» Татьяна сгибает в локте правую руку - действительно сталь. Из дальнейшего её рассказа становится понятно, что российскому хлеборобу нужны не только стальные мышцы, но и железные нервы. 

- Каждый год как по лезвию ножа ходим. В прошлом году не смогли собрать подсолнечник. Его убирают в октябре - ноябре, а мы, не поверите, делали это в январе, на Крещение, потому как всю осень шли затяжные дожди. Комбайн может убирать, когда более или менее сухо. А тогда корзинки подсолнечников можно было выжимать. Причём был то дождь, то лёд. Январь месяц, мороз, а комбайны на летней солярке работали. И всё равно на 4 млн руб. подсолнуха в поле оставили. Эти долги на нынешний год перешли. В этом ещё и новые кредиты взяла. При этом один из договоров на кабальных условиях подписала - под 35% годовых. Не одна я в области под такие проценты день­ги занимаю, поверьте! А если бы кредит не взяла, у меня не было бы денег на удобрения и солярку. Топливо снова подорожало: в 2017 г. покупала по 32 руб. за литр, в этом - по 40-45 руб. 

Одна в поле воин. Как вдова создала успешное фермерское хозяйство

Свалка вместо хлеба. Как фермер потерял будущий урожай из-за незнания
Подробнее

Как обращаться с землёй 

Татьяна признаётся, что в прошлом году, чтобы расплатиться с долгами, они решили из своей земли все соки выжать. Но вовремя поняли, что с ней надо обращаться бережно, иначе это обернётся большими потерями. В этом году у них щадящий режим посадок. 

- И знаете, несмотря на то что у нас уже полтора месяца засуха, земля трескается, на наших полях ячмень и пшеница не засохли. А на соседних уже пожелтели. 

Некоторые фермеры из других районов области раньше по незнанию отдавали часть наделов в аренду приезжим. А им же наша земля по барабану. Они за два года делают эту землю выж­женной. Там потом не растёт ничего во-о-обще. Приехали, получили прибыль, нас накормили гадостью и поехали домой с карманами, полными денег. Теперь это уже поняли. 

Рабочий день Татьяны длится с 6 утра и до 9 вечера. И так с марта по ноябрь. В декабре она «закрывает год».

- Если удаётся рассчитаться с кредитами, выплатить зарплату и остаётся задел на следующий год, говорю себе: «Ай да Пушкин! Ай да сукин сын!» 

На вопрос, почему, несмотря на все трудности, она не бросила заниматься землёй, Татьяна удивляется: 

- Это же дело моей семьи! Конечно, и крупные фермеры, и агрохолдинги не прочь прибрать к рукам нашу землю. Но, если на рынке окажутся одни монополисты, хорошего не будет. Мы здесь тылы Родины защищаем! У меня двое механизаторов раньше в горячих точках воевали: один - в Афганистане, второй - в Чечне. А сейчас страну кормят хлебом. Да, у них нет славы и заработков, как у интернет-блогеров или звёзд эстрады, но именно благодаря таким труженикам и жива Россия. 

Опубликовано: 09.07.2018



Тэги

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

↓
Кнопка закрыть